• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Расширительное толкование отношений контроля картелистам не помогает

По крайней мере, коллегиальные органы ФАС России последовательно отклоняют подобную аргументацию при рассмотрении апелляционных жалоб на решения  территориальных управлений Службы. Относительно недавно Апелляционная коллегия вновь высказалась на этот счёт со всей определённостью.

Расширительное толкование отношений контроля картелистам не помогает

Решение Апелляционной коллегии ФАС России от 23 июня 2020 г. по делу № 078/01/11-75/2020 комментируетзаместитель директора Института конкурентной политики и регулирования рынков НИУ ВШЭ Олег Москвитин:

«В этом деле с участием шести фигурантов антимонопольные органы установили «классические» признаки картеля на торгах: идентичные IP-адреса, авторизация с одних и тех же почтовых ящиков, электронная переписка между ответчиками, совпадение свойств файлов первых частей заявок и др.

Однако компании ссылались на невозможность применения к ним ответственности за картель, апеллируя к своей подконтрольности ввиду осуществления одним лицом по доверенности действий от имени участников торгов.

Апелляционная коллегия (АК) ФАС с этим не согласилась. Она отметила, что осуществление одним гражданином различных действий от имени ответчиков по делу на основании доверенностей не может быть приравнено к осуществлению функций единоличного исполнительного органа таких компаний (ООО).

В том числе единоличный исполнительный орган ООО без доверенности действует от имени общества, представляет его интересы и совершает сделки.

Поэтому — продолжила АК ФАС — действие от имени ООО по доверенности, выданной таким обществом, не может являться осуществлением функций (полномочий) единоличного исполнительного органа данного общества.

И резюмировала: корпоративные отношения, возникающие при осуществлении органами управления юридического лица своих полномочий и представительские отношения, возникающие в том числе на основании доверенности, имеют разную правовую природу и не могут быть заменены друг другом.

Мы добавим также, что согласно Разъяснению ФАС России № 16 «О применении частей 7, 8 статьи 11 Закона о защите конкуренции» часть 8 статьи 11 Закона о защите конкуренции является специальной нормой по отношению к статье 9 этого закона. Приведённый в ней перечень критериев отнесения хозяйствующих субъектов к подконтрольной группе лиц, при которых не признаются картелем соглашения между конкурентами, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит».

Примечание

Более подробно об этом деле будет рассказано в готовящемся к выходу при активном участии нашего Института Обзоре практики рассмотрения жалоб на решения и предписания управлений Федеральной антимонопольной службы России, поданных в порядке части 6 статьи 23 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» за второй квартал 2020 г.