• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

ИКПРР комментирует дела с участием Кемеровского УФАС России

Кемеровское УФАС России приводит краткую информацию об итогах судебных заседаний с его участием в период с 27 декабря 2021 г. по 14 января 2022 г. Решением в пользу УФАС завершились 4 процесса из 6. Результаты указанных дел комментирует заместитель директора ИКПРР Олег Москвитин. 

ИКПРР комментирует дела с участием Кемеровского УФАС России

Первое дело: 27 декабря 2021 г. АС Кемеровской области поддержало решение УФАС, которым Общества были признаны нарушившими требования статьи 16 Закона о защите конкуренции. 

Нарушение выразилось в заключении антиконкурентного соглашения между Администрацией и Обществами. 

Действия участников указанного соглашения привели к отсутствию возможности исполнить контракт со стороны победителя аукциона, поскольку часть муниципального заказа (демонтаж лайтбокса) была выполнена одним из Обществ. Соглашаясь с позицией антимонопольного органа, суд отметил, что незаконное соглашение привело к ограничению конкуренции и устранению с рынка иных хозяйствующих субъектов. Исковое заявление нарушителей было оставлено без удовлетворения (дело № А27-20062/2021).

Комментарий Олега Москвитина:  «Сговоры (антиконкурентные соглашения) органов власти и бизнеса имеют высокую степень общественной опасности, рисков для конкретных рынков и экономики в целом. Это связано, в том числе и с тем, что вступающие в такие отношения органы власти обычно имеют существенные административные ресурсы для реализации таких сговоров, воздействия на участников рынка и т.п. В связи с этим крайне важно активное расследование антимонопольными органами подобных фактов, в том числе когда речь идет об их локальных проявлениях. В свою очередь пострадавшие от подобных сговоров компании могут подавать иски о взыскании убытков. Такие дела на сегодня редки и потому сложны, но практика будет развиваться». 

Второе дело: в пользу УФАС было окончено рассмотрение дела по заявлению Общества в АС Кемеровской области. Общество пыталось оспорить решение антимонопольного органа о включении его в Реестр недобросовестных поставщиков. Суд отказал Обществу в удовлетворении заявленных требований и согласился с позицией УФАС о том, что решение об одностороннем отказе от исполнения контракта на оказание услуг по уборке зданий заказчик принял обоснованно в связи с неисполнением обязательств по контракту. Это и стало основанием для включения Общества в РНП (дело № А27-13623/2021). 

Комментарий Олега Москвитина«Следует отметить, что в этом деле судебные органы весьма взвешенно подошли к рассмотрению спора, что проявилось и в принятии обеспечительных мер по приостановлению действия решения о включении компании в Реестр недобросовестных поставщиков (РНП) до разрешения спора по существу. 

Вот информация из предновогоднего постановления кассационной инстанции от 16.12.2021 по вопросу принятия обеспечительных мер: 

- ходатайствуя о приостановлении действия оспариваемого решения, общество указало, что основным видом его деятельности является оказание услуг по чистке и уборке, при этом уже более пяти лет оно занимается исключительно исполнением государственных и муниципальных заказов; включение информации об обществе и его руководителе в РНП послужит препятствием для участия в проводимых закупочных процедурах и причинит обществу значительный ущерб; 

- удовлетворяя заявление об обеспечительных мерах, суды исходили из того, что испрашиваемая обществом обеспечительная мера в виде приостановления оспариваемого решения напрямую связана с заявленным по существу требованием, соразмерна ему и направлена на уменьшение негативных последствий действия решения и предотвращение причинения значительного ущерба заявителю; приостановление действия оспариваемого решения не создаст препятствий для его исполнения при отказе в удовлетворении требования общества и не нарушает прав и законных интересов третьих лиц. Приостановление действия оспариваемого решения до вступления в законную силу судебного акта по существу спора направлено на сохранение существующего состояния между сторонами до разрешения вопроса о его законности». 

Третье дело: АС Кемеровской области поддержал позицию УФАС в деле по оспариванию постановления антимонопольного органа о наложении на Общество-1 административного штрафа в размере более 800 тыс. руб. УФАС установило, что Общество-1 и Общество-2 заключили антиконкурентное соглашение при участии в электронном аукционе на поставку изделий медицинского назначения для рентгенкабинета. Не согласившись с указанным постановлением, Общество-1 обратилось в арбитражный суд, который не только подтвердил сам факт административного правонарушения, но и признал, что размер санкции рассчитан верно (дело № А27-12992/2021). 

Комментарий Олега Москвитина:  «Признавая штраф за сговор на торгах законным и отказывая в его отмене по «малозначительности» нарушения, суд справедливо отметил, что оценка малозначительности нарушения должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда либо угрозой причинения вреда личности, обществу и государству. Поэтому антимонопольные органы обязаны установить не только формальное сходство содеянного с признаками того или иного административного правонарушения, но и решить вопрос о социальной опасности деяния. Согласно Закону о защите конкуренции сговор на торгах является одним из видов картеля – общественно опасного нарушения антимонопольного законодательства. Подобные действия приводят к искусственному росту цен, отсутствию новых и более качественных товаров, недопущению новых игроков на рынок. Сговоры на торгах наносят бюджет ущербу, поскольку торги не приводят к финансовым результатам, которые могли быть достигнуты в условиях конкуренции. При таких обстоятельствах основания для применения положений о малозначительности в этом деле отсутствовали». 

Четвертое дело: Общество пыталось оспорить решение УФАС, которым оно было включено в Реестр недобросовестных поставщиков. Апелляционная инстанция оставила без изменения решение УФАС и решение суда первой инстанции и согласилась с их позицией о том, что УФАС установило факт существенного нарушения исполнения условий государственного контракта на поставку мяса птицы. Именно это привело к расторжению контракта заказчиком в одностороннем порядке и, как следствие, ко включению Общества в РНП (дело № А27-10757/2021). 

Комментарий Олега Москвитина:  «Важно отметить, что в этом постановлении арбитражный суд очень подробно разобрался с сущностью такой санкции как включение в Реестр недобросовестных поставщиков (РНП, Реестр) и условиями ее применения, а также пояснил задачи суда при рассмотрении таких споров. 

В том числе суд отметил: 

- РНП, с одной стороны, является специальной мерой ответственности, установленной законодателем в целях обеспечения исполнения лицом принятых на себя в рамках процедуры размещения государственного или муниципального заказа обязательств. При этом одним из последствий включения в Реестр (в качестве санкции за допущенное нарушение) может являться ограничение прав такого лица на участие в течение установленного срока в торгах по размещению государственного и муниципального заказа;

- с другой стороны, РНП служит инструментом, обеспечивающим реализацию целей регулирования отношений, определенных в общих положениях законодательства в сфере закупок, по добросовестной конкуренции и предотвращению злоупотреблений в сфере размещения заказов, следовательно, является механизмом защиты государственных и муниципальных заказчиков от недобросовестных действий поставщиков (исполнителей, подрядчиков); 

- другим немаловажным последствием включения в РНП является умаление деловой репутации, поскольку фактом включения юридического лица в федеральный реестр недобросовестных поставщиков опровергается презумпция добросовестности такого лица, как участника гражданских правоотношений. При этом Реестр служит инструментом, направленным на развитие конкуренции и предотвращение злоупотреблений в сфере закупок, и, следовательно, является механизмом защиты публичных интересов. 

- в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации (постановления от 30.07.2001 № 13-П, от 21.11.2002 № 15-П, определения от 07.06.2001 № 139-О, от 07.02.2002 № 16-О) отражено, что применяемые государственными органами санкции должны отвечать требованиям Конституции РФ, соответствовать принципу юридического равенства, быть соразмерными конституционно защищаемым целям и ценностям, исключать возможность их произвольного истолкования и применения. По смыслу статьи 55 Конституции РФ введение ответственности за правонарушение и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, исходя из общих принципов права, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепляемым целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния; 

- законодательство не содержит безусловной обязанности антимонопольного органа включать представленные заказчиком сведения о поставщике в соответствующий Реестр без оценки его действий в каждом конкретном случае; 

- с учетом изложенного, при рассмотрении вопроса о законности решения антимонопольного органа о включении или не включении лица в РНП нельзя ограничиться только формальной констатацией ненадлежащего исполнения хозяйствующим субъектом тех или иных нормативных требований без выяснения и оценки всех фактических обстоятельств дела в совокупности и взаимосвязи. Иное противоречит задачам арбитражного судопроизводства».